Старческий психоз – собирательный термин, которым принято обозначать функциональные расстройства психической деятельности, первый эпизод коих возник в преклонном возрасте человека. Старческий психоз в своем возникновении и развитии непосредственно связан с естественными процессами старения организма. Даже при продолжительном течении и интенсивности симптомов у расстройства отсутствует тенденция к формированию органической деменция – слабоумия.

Старческие психозы весьма разнообразны по присутствующим у больного патологическим синдромам. В группу поздних инволюционных (сенильных) психозов включены расстройства, возникающие у людей в возрастной категории старше 65 лет. Психопатологические симптомы, дебют которых совпал с периодом от 45 до 65 лет, рассматриваются в рамках инволюционных (пресенильных) психозов, иначе именуемых расстройствами позднего возраста.

Существует различные способы классификации старческих психозов. Один из наиболее простых вариантов систематизации расстройств позднего возраста – подразделение старческих психозов в зависимости от превалирующих клинических симптомов заболевания. На основании клинической картины психические аномалии старческого возраста подразделяют на группы:

  • инволюционные депрессии, иначе называемые депрессивные расстройства позднего возраста или инволюционная меланхолия;
  • параноиды позднего возраста, которые также описывают под термином инволюционные параноиды.

Функциональные старческие психозы

Рассмотрим симптомы каждой группы старческих психозов более подробно.

Инволюционные депрессии

В данную группу старческих психозов включены депрессии, симптомы которых манифестировали у лиц старше 65 лет. Согласно статистическим данным сенильные депрессии чаще возникают у лиц женского пола. Однако не установлена связь между формированием этого психоза и уровнем интеллекта человека, имеющейся у него степени образования, особенностями предшествующей профессиональной деятельности. Несмотря на тяжесть и многообразие симптомов, депрессивные психозы не приводят к сенильной деменции (старческому слабоумию).

Для инволюционной меланхолии характерно две группы симптомов:

  • депрессивные признаки;
  • бредовые включения.

Депрессивные признаки

Симптомы депрессии – это, в первую очередь, преобладание у больного подавленного тоскливого настроения. Его мало интересуют либо не увлекают вовсе события окружающего мира. Он не испытывает удовольствия от деятельности, трактуемой социумом как приятная активность. У него не улучшается настроение от позитивных моментов жизни.

Подавленное настроение выражено до такой степени, что достигает стадии аффекта – психотического уровня. Очень часто угнетенное состояние сочетается с иррациональной неуправляемой тревогой. Пребывая в депрессивном психозе, человек становится очень беспокойным. Он не находит себе места, громко плачет, жалуется на свою судьбу. Пациент может просить его наказать за какие-то проступки, причем свои требования он высказывает однотипными выражениями.

При старческой депрессии часто фиксируется симптом Клейста, проявляющийся в том, что особа длительное время жалуется и просит о помощи. Однако как только врач или родственник начинает с ним разговаривать, больной мгновенно умолкает и категорически протестует против беседы. Но стоит доктору отойти от больного, причитания возобновляются.

Окружающие замечают двигательное беспокойство больного: он не может усидеть на месте, неестественно жестикулирует, заламывает себе руки. Он рассказывает близким, что его тревожит предчувствие неминуемой катастрофы, которая «должна» произойти с его родственниками.

Тревожные симптомы при старческом психозе усиливаются при смене обстановки, перемене места нахождения больного. Человек ощущает приступ интенсивной тревоги, если он покидает пределы собственного жилища и отправляется в другое место, например, на отдых в дачный домик. При сенильной депрессии нередко фиксируется феномен Шарпанье – симптом нарушения адаптационных функций, проявляющийся тем, что тревога больного усиливается, если его переводят из одной палаты в другую.

Основное отличие инволюционной депрессии от параноида – первичность депрессивных проявлений, бредовые включения выступают вторичными явлениями, возникшими на меланхолической почве.

Бредовые идеи

Спектр бредовых включений у больного старческим психозом – многообразен и уникален, однако они всегда относятся к теме, которая соответствует угнетенному эмоциональному состоянию человеку и переживанию им интенсивной иррациональной тревоги. Бредовые идеи носят чувственный характер и целиком отражают подавленное настроение субъекта.

Особенность бреда при старческой депрессии – однотипность и примитивность идей: у одного больного, как правило, присутствуют идеи одной тематики.

Очень часто при сенильной депрессии бред носит ипохондрический характер, заключающийся в том, что персона убеждена, что является смертельно больным человеком. При этом пациент уверен, что его недуги – трудно диагностируемые и неизлечимые, поэтому его ожидает неминуемая участь – летальный исход. Больной старческим психозом умышленно «разыскивает» в своем организме симптомы заболеваний и прочно фиксирует на таких признаках внимание. Например, покалывание в сердце он считает симптомом приближающегося инфаркта, хруст в суставах – свидетельством полного разрушения костей, шелушение кожного покрова – признаком рака кожи.

Нередко при сенильной депрессии фиксируется синдром Котара, для которого характерен яркий, красочный, абсурдный, сильно преувеличенный ипохондрический бред. Симптомы данной аномалии – уверенность больного, что его внутренности сгнили, или у него вовсе отсутствует какой-то орган. Пациент может быть убежден, что он уже умер, его тело давно разложилось, а он пребывает на земле в облике зомби. Больной старческим психозом может сообщать окружающим, что он заразил все человечество венерическими болезнями или СПИДом. При тяжелом течении сенильной депрессии у пациента наблюдается полное отрицание внешнего мира. Больной утверждает, что планета давно погибла, на ней отсутствуют какие-либо формы жизни. При этом он может заверять, что именно он – виновник апокалипсиса.

Еще один отличительный симптом старческой депрессии – наличие у индивидуума идей самообвинения и самоуничижения. Больной обвиняет себя во всех смертных грехах и считает себя недостойным для существования в обществе других «уважаемых» людей. При этом идеи собственной греховности выражены настолько ярко, что субъект не просит, а требует от окружающих, чтобы его наказали со всей строгостью.

Распространенный симптом сенильной меланхолии – изменение качества восприятия окружающей реальности. Для больных старческой депрессией характерно неправомерное осуждение других людей, презрение к их недостаткам, отвращение к их слабостям. С уст стариков могут срываться слова проклятий и резких осуждений. Нередко они отрицают существование близких родственников, уверяя, что все члены семьи давно умерли, а их облик приняли преступники, самозванцы, инопланетяне.

При старческом психозе заметно и изменение повседневных привычек человека. Больные часто становятся безучастными к происходящему. Они перестают следить за своей внешностью, не выполняют гигиенические процедуры, не убирают в своем жилище, складируют хлам и мусор.

Как правило, эпизод старческой депрессии редко без лечения заканчивается выздоровлением. Именно поэтому при обнаружении малейших симптомов сенильного психоза необходимо обратиться за врачебной помощью для проведения комплексного лечения. Основу терапии старческой депрессии составляет медикаментозное лечение, подобранное в индивидуальном порядке в зависимости от превалирующих симптомов, общего состояния здоровья пациента, наличия сопутствующих соматических недугов и оценки потенциальных рисков. После купирования острой фазы старческого психоза возможно подключение к лечению средств психотерапии. Стоит отметить, что если оставить без лечения инволюционную депрессию, заболевание приобретает хроническое течение: у больного значительно ухудшаются показатели интеллекта, происходит существенное оскудение эмоциональной сферы.

 

Инволюционный параноид

Еще одна форма старческого психоза – параноид позднего возраста. Данное расстройство является самостоятельной нозоологической единицей, поскольку имеет ряд отличительных симптомов от иных заболеваний позднего возраста. Так, в отличие от старческой шизофрении у больного присутствует способность к адаптации к условиям окружающей среды, не фиксируется нарастание дефектов волевой и эмоциональных сфер. Также в симптоматике инволюционного параноида не присутствуют признаки органического поражения головного мозга.

Ведущий симптом данной формы сенильного психоза – бредовые идеи, которые являются первичными явлениями, не связанными с какими-либо другими расстройствами. Как правило, у больного инволюционным параноидом бредовые идеи носят стойкий, не меняющийся характер. Компоненты бреда у подавляющего числа пациентов касаются одной определенной темы и адресованы по отношению к какому-то конкретному объекту или явлению. В большинстве случаев бред ориентирован на близкое окружение больного: родственников, соседей, приятелей, бывших коллег.

Человек, страдающий этой формой психоза, может уверять, что его домочадцы – неблагодарные меркантильные преступники, помыслы и деяния которых направлены ему во вред. Он может утверждать, что родственники крадут у него деньги, воруют продукты из холодильника, продают личные вещи, выносят из дома скарб. Больной сенильным параноидом может считать, что его дети живут с одной целью: сдать его в дом престарелых или изжить с белого света, чтобы завладеть его имуществом.

По мнению пациента, его соседи не только плетут интриги и распускают сплетни, но и предпринимают конкретные действия, чтобы нанести ему ущерб. По рассказам больных старческим психозом, жильцы соседних квартир направляет через розетку в его квартиру смертельно опасное излучение. По вентиляционным путям они запускают вредные токсические вещества. И появление тараканов или грызунов – не следствие антисанитарного состояния жилища, а результат умышленных действий его врагов.

Больной инволюционным параноидом может быть убежден, что его закадычные приятели – оборотни, маскирующие за доброжелательной улыбкой злые умыслы. Субъект полагает, что существующие у него проблемы со здоровьем возникли по вине его бывших друзей, которые с помощью знахарей и магов навели на него порчу. Больной может уверять, что его бывшие коллеги во время дружеского обеда специально подсыпали в его пищу медленно действующий яд или подлили в его напиток постепенно отравляющее зелье. И его плохое самочувствие, обострившийся радикулит, повышенное давление – такие, объективно сообразные преклонному возрасту симптомы выступают веским доказательством постороннего воздействия.

Очень часто в картине инволюционного психоза присутствуют симптомы галлюцинаций. Больной может «ощущать» запах ядовитого газа или неприятный аромат от разлагающихся продуктов. Он может «чувствовать», как по его коже бегают специально обученные соседями клопы. Он может «слышать», как за стеной жильцы соседних квартир обговаривают в подробностях план его уничтожения. При этом все галлюцинации, которые возникают у пациента со старческим психозом, четко взаимосвязаны с присутствующими бредовыми идеями. Так, если он убежден, что его хотят уничтожить собственные дети, никаких инопланетян он «не увидит».

Еще один интересный симптом этой формы старческого психоза – наличие у больного хороших адаптационных возможностей согласно требованиям, выдвигаемым его бредовыми идеями. Так, если пациент убежден, что его хотят отравить газом, он будет себя чувствовать вполне комфортно в противогазе. Во всех остальных аспектах, которые не касаются бреда, человек сохраняет нормальную ориентацию. Так, он может полагать, что его сын – отъявленный садист, по которому тюрьма плачет, зато его внук – ангел во плоти, которому нужно книгу почитать.

Характерный симптом инволюционного параноида – стабильность клинической картины расстройства. При данном заболевании редко наблюдаются внезапное изменение темы бредовых идей, бред носит стойкий стабильный характер. При проведении комплексного лечения расстройство не грозит развитием тяжелых психических отклонений, таких как ухудшение когнитивных способностей, снижение объема памяти и прочих.

Однако следует помнить, что лечение сенильных психозов – довольно сложная врачебная задача, поскольку использование антипсихотиков в старческом возрасте чревато появлением выраженных побочных эффектов. Именно поэтому программа лечения инволюционного психоза избирается в зависимости от особенностей конкретного больного с учетом выгод и присутствующих рисков.

Лечение Старческих психозов

Вместо послесловия

В данной статье не рассмотрены симптомы и лечение еще одной патологии, характерной преклонному возрасту – сенильной деменции (старческого слабоумия). Такой выбор автора объясним тем, что, несмотря на сходство признаков вышеуказанной патологии с симптомами иных форм старческих психозов, нарушения психической деятельности при сенильной деменции напрямую связано с прогредиентным атрофическими процессами в головном мозге.

 

 

ПОДПИШИСЬ НА ГРУППУ ВКонтакте посвященную тревожным расстройствам: фобии, страхи, навязчивые мысли, ВСД, невроз.